Магия трав

Все слышали наверное об одолень траве, цветке папротника, разрыв траве, плакун траве, мандрагоре, траве мураве. Давайте разберемся, что за травы то такие волшебные.

Травы бывают и добрые и злые. Сколько о них сложено легенд, сказаний и песен! Добрые названы ласково: травушка-муравушка, мурава духовитая, трава шелковая; злые — отталкивающе: лихие травы, лютые коренья, отрава.

Растения-целители, которыми врачевали от недугов и хворости, исстари почитались особо. Но, являясь в прошлом добычей ловкачей, выдававших себя за чародеев, лекарственные растения нередко не только не приносили облегчения страждующим, а и служили во вред, так как знахарство шло рука об руку с суеверием и невежеством. У всякого рода травознаев и по сию пору не перевелись еще клиенты, доверчиво возлагающие на них надежды о выздоровлении.

В недалеком прошлом «нам велели» говорить, что особенно широко процветает надувательство знахарскими снадобьями в США и ФРГ. Исследования показали, что самые древние травники (старше 300 лет) были польского происхождения, более поздние попали к нам из Германии. От Ведьмочки с сайта bewitchit.com. При переходе из рук в руки травники не только пополнялись, но и обрабатывались литератур но, иногда весьма умело, и были весьма авторитетными для просвещенных слоев населения. Нередко за перевод и составление этих руководств брались даже священники.

В лечебнике, хранившемся в Соловецком монастыре, прямо говорилось, что он «сочинен из дохтурских наук преосвещенным Кир Афонасием, архиепископом Холмогорским и Волжским» (1696). Лечебникам давались изощренные названия: «Травоврач», «Зельник», «Цветник», «Жизненник», «Травник». Встречались и более причудливые: «Ковчежец медицинский», «Прокладный Вертоград» и другие.

В этих руководствах даже самые заурядные растения наделены таинственными свойствами. Так об осоте сказано: «Трава осот добра: кто ее знает, тот человек талант обрящет. А растет трава красна и светла, листочки кругленьки, что денежки, собой в пядь, а цвет розный. Растет кустиком по сильным местам раменским. Ту траву держать торговым людям: носи при себе, где ни пойдешь, много добра обрящешь, и от людей честь будет, и великою славою тот человек вознесется. А корень ее светел как воск». Носи, дескать, осот при себе, с ним не пропадешь и честь узнаешь.

Там же втолковывалось, что, обзаведясь ряской, ревнивый супруг может выведывать секреты своей благоверной, стоит только положить эту траву «в головы жене, и она скажет, что было с ней добро или зло, а положить надобно в сих числах: 19, 20, 25». Вздорность подобных умозаключений очевидна.

Как отголосок седой старины сохранились повествования о девяти волшебных травах: плакуне, пастушьем папоротнике, разрыв-траве, тирличе, одолень-траве, адамовой голове, орхилине, прикрыше и нечуй-ветре. Зачастую это ничем не примечательные обитатели лугов, болот и рек, но при научном анализе открывается, что у волшебных трав есть реальные прообразы, вот ниже мы и сопоставим сведения о волшебных травах, почерпнутые из бытовавших поверий, с данными науки о растениях и сорвем покрывало таинственности с многих легенд.

Как возникают легенды о волшебных травах?

Как возникли легенды о травах, почему некоторым растениям приписаны сверхъестественные свойства? Чтобы ответить на эти вопросы, напомню, что познанию окружающего мира всегда сопутствовали различные верования. Всему и всякому сколько-нибудь загадочному, непонятному явлению приписывалась потусторонняя сила. Нецветковое растение папоротник, например, удивляло своим видом и необычным способом размножения. Все растения цветут, а это нет, — значит, оно особенное, отмечено тайной. Так вокруг папоротника начинают возникать легенды, сказания. В них-то скромный обитатель лесов и наделяется теми свойствами, которых человек наяву не наблюдал: папоротник расцветает, но не просто, а волшебно.

Толчок к созданию легенды могли дать необычные, мало встречаемые и недоступные растения. Ужовник и груздовник уникальны в нашей флоре, попадаются очень редко. Низенький папоротничек с «кистью цветков» — разве не диво? «Разрыв-травой» его назвали потом, когда он прослыл загадочным растением.

Непосвященный человек не мог найти редкого растения, а травоискателю оно иногда встречалось. И если он его находил, то старался сбыть повыгоднее. Бедный человек много не даст, а вот тот, кто промышлял темными делами или искал клады, не скупился, лишь бы заручиться помощью сказочной силы для осуществления своего предприятия. От Ведьмочки с сайта bewitchit.com. И если с помощью разрыв-травы не находил клада, легенду опровергнуть не осмеливался. Все валил на проделки нечисти, которая якобы помешала ему.

Непонятное в жизни растения — одно из главных причин возникновения легенд. Так петров-крест, растущий в основном под землей и внешне похожий на крест, не мог не попасть в число легендарных растений. Кувшинка — цветок водоемов, тоже не как другие, ведь пруды и бочажки — обиталища всякой нечисти, значит, и цветок особенный. Его и назвали русалочным.

Истоки легенд реже восходят к преувеличению свойств, которыми обладает растение. Это относится главным образом к лекарственной флоре.

Происхождение поверий о фантастических травах связано с извечной мечтой человека возвысится над природой: останавливать ветер, управлять погодой и т.п. Наука открыла много полезных свойств, которыми обладают те или иные растения. А вот сверхъестественных свойств у них не оказалось.

Плакун — трава

Только на плакун-траву человек творил заговор. Называли его чародеем, ведуном, знахарем. Наговорная трава в представлении суеверного человека могла устрашать нечистую силу, заставляла плакать бесов и ведьм.

Взглянув на такую траву глазами ботаника, замечу, что перед нами всего лишь дербенник иволистый, прозванный в народе «плакун-травой». Называли его еще дубник, подбережник, твердяк, тройчак, кровавница, верба-трава. Растет дербенник по сырым местам, берегам рек и прудов, а также среди зарослей ольшаника и на влажных заливных лугах. Цветет с июня до сентября. Растение содержит дубильные вещества, скот его не ест. Род дербенниковых «литрум» получил название из-за темно-красных цветов. Происхождение латинского наименования восходит к греческому «лудрон», что означает кровь.

Дербенник иволистый никакими лекарственными или другими достоинствами не обладает, он даже не входит в государственную фармокопею — утвержденный список растений-целителей. Но в поверьях плакун-трава — «всем травам мати».

Знахари приготовляли из нее порошки и настойки. Когда-то в Пермских деревнях отвар из корня плакуна употребляли при грыжах, при болях в желудке и даже «от тоски».

Откроем старинный травник на странице, где описывается это растение. Читаем: «Есть плакун-трава, а растет при озерах, высока в стрелу, цвет багров и та трава вельми добра: держи в чистоте, давай скоту, который вертится или которые ребята не спят, клади в головы, а крест из нее вырезать носить при себе вельми добро».

В приведенном описании правдиво лишь то, что плакун-трава «растет при озерах», остальное надумано.

Перунов огнецвет

На Руси исстари пору сбора целебных растений приурочивали ко дню Аграфены-купальницы (23 июня по ст. стилю). Травоискатели называли этот день «Аграфены — злые коренья». Что ж, пожалуй, так оно и есть. Ведь из кореньев, собранных в эту пору, изготовляли сильнодействующие снадобья и зелья, от которых погиб не один человек.

А за этим днем следовал знаменитый Иван Купала — время сбора волшебных трав, время «козней лукавого».

В ночь на Ивана Купалу, по суеверным представлениям, совершаются самые невероятные чудеса. Расцветает всем цветам цветок — папоротник, показывается разрыв-трава, цветущая так недолго, что еле успеешь прочесть «Отче наш», «Богородицу» и «Верую». Колдуны в Иванову ночь ходили за тирлич-травой и орхилином. В ночь под Иванов день затевались игры, зажигались купальские огни, умывались росой.

Иван Купала… В этом имени слились христианские и языческие верованья. Иван — Иоанн Креститель, который «купал», крестил Иисуса Христа, и Купала — языческий идол, которому в далекие времена «благодарения и жертвы в начале жатв приносиху».

Сказание гласит, что папоротник, или как его еще называли, перунов огнецвет, жар-цвет, кочедыжник, цветет только в ночь под Ивана Купалу. Происходит будто бы так. Между листьями, похожими на крылья орла, подымается, как светящийся уголек, цветочная почка. Она движется, прыгает и к тому же щебечет. В полночь почка с треском раскрывается, появляется огненный цветок, озаряющий все вокруг. Некоторые добавляют, что при этом раздается гром и сотрясается земля.

Смельчак, отважившийся обрести цветок папоротника, должен прийти в лес, найти подходящее место, очертить себя кругом и ждать, пока появится цветок. Как только он покажется, нечистая сила будет что есть мочи стараться испугать смельчака. Но пугаться нельзя. Сорванный цветок советуют вложить в рану на ладони и, не оглядываясь, бежать домой. По дороге нечисть пуще прежнего будет соблазнять и одолевать страхом, но цветок отдавать нельзя. Овладевшему цветком папоротника подвластны все тайны и чары — такова легенда.

Однако наукой достоверно установлено, что папоротник никогда не цветет. Принадлежа к тайнобрачным, растение размножается спорами, созревающими на обратной стороне листа. Но откуда же пошло поверье о цветущем папоротнике, была ли для такой легенды основа? На этот вопрос отвечу ниже, в рассказе о волшебной разрыв-траве. А здесь добавлю, что современная медицина использует папоротник для лечения некоторых болезней. Правда, пригодным находят только щитовник мужской — растение с мощным чешуйчатым корневищем, содержащим филиксовую и флаваспидовую кислоты, эфирное масло, дубильные вещества и крахмал. Сделанные из него таблетки применяют против ленточных глистов.

Замечу кстати, что папоротник давно известен как глистогонное средство, но в средние века из-за неумелого приготовления лекарств его слава померкла. Только упорство одиночек вернуло ему честь. Получилось так, что вдова швейцарского врача Нуффера оказалась обладательницей глистогонного рецепта, состав которого держала в секрете. Французский король Людовик XVI в 1775 году купил этот рецепт за большие деньги и обнародовал его. Оказалось, что лекарство приготовлялось из папоротника. С тех пор легендарное растение вошло во все европейские фармакопеи.

Разрыв-трава

По преданию разрыв-трава достается лишь тому, кто имеет цветок папоротника и корень плакуна. О разрыв-траве мечтали воры и кладоискатели, ведь она разрывает запоры тюрем и превозмогает сатанинскую силу, стерегущую клады. Разрыв-траву называли еще скакун и прыгун, так как цветок ее будто бы в Иванову ночь скачет, прыгает. Известна она еще и под именем «ключ-трава». Легенда повествует, что когда-то разбойники зарывали клады, запирали их под землей на замки, а ключи бросали в воду. Обладатель разрыв-травы будто бы может отпирать заговоренные клады. Утверждалось также, что если бросить разрыв-траву в кузницу, кузнец работать не сможет. Узнают ее так: на которой траве в Иванову ночь коса переломится, та и есть разрыв-трава.

Конечно, в подобных поверьях много от сказки, суеверия. Но вот что интересно: в народных сказаниях встречается упоминание о том, что разрыв-трава— все тот же папоротник, или очень похожа на него. Когда же ботаники стали выяснять, есть ли у волшебной травы прообразы, то оказалось, что есть. Ими являются два вида папоротника: ужовник (по латыни офиоглоссум, что в переводе означает «змееязычный») и груздовник (ботрихиум).

У них имеется нечто, похожее на кисть цветков. Если внимательно присмотреться к такой «кисти», то окажется, что это всего лишь вытянутая часть листа с «бутончиками» — спорангиями, открывающимися в сухую погоду. С виду измененная часть листа напоминает стрелку с кистью цветов (не зря ужовник получил название змееязычный: от его листьев отходит вырост, напоминающий узкий язык змеи).

Сходство с цветком и послужило поводом к легенде о цветущем папоротнике. Ужовник и груздовник встречаются в наших лесах очень редко, что также делало их таинственными. В действительности же ни один вид папоротника никогда не цвел и цвести не может. Это растение не цветковое.

Одолень-трава

В заговоре на путь-дороженьку сказано: «Одолень-трава! Одолей ты злых людей: лихо бы на нас не думали, скверного не мыслили. Отгони ты чародея, ябедника. Одолень-трава! Одолей мне горы высокие, долы низкие, озера синие, берега крутые, леса темные, пеньки и колоды… спрячу я тебя, одолень-трава, у ретивого сердца, во всем пути и по всей дороженьке». От Ведьмочки с сайта bewitchit.com. Будто бы одолень-трава наделена свойствами охранять людей, едущих в иные земли, от разных бед и напастей. Ее вкладывали в ладанку и носили как амулет. Что же это за растение?

Оказывается, всего-навсего кувшинка — жительница прудов, тихо текущих рек, заливов и стариц. Белые лепестки, серо-желтые рыльца и тычинки делают кувшинку заметной на воде. Называли ее когда-то еще «русалочным цветком». В старинном травнике записано: «Одолень растет при реках, ростом в локоть, цвет рудо-желт, листочки белые. И та трава добра, коли человека окормят, и дав ту траву, скоро пойдет низом и верхом. И корень травы добр от зубной болезни, и пастуху, чтобы стадо не расходилось, или кто тебя не любить станет и хочешь его присушить, — дай ести корень».

Внешний облик кувшинки нарисован правильно, правда, лепестки здесь названы листочками. Цветок «рудо-желт», т.е. красно-желтый. Согласно этому отрывку, одолень-травой можно «присушить», приворожить.

Приворотным зельем когда-то слыла также трава «симтарин». Что под ней подразумевалось, выяснить не удалось. Эта трава будто бы имеет четыре листочка: «Первый синь, другой червлен, третий желт, а четвертый багров». До введения бинарной номенклатуры в названиях растений царила такая неразбериха и путаница, что по старому названию не всегда удавалось выяснить современное наименование. Вот, к примеру, как называли в разных местах лютик едкий: жемчужок, сондарь, зоря луговая, копеечный цвет, маслянка, жабник. Травознаям выгодно было засекречивать растения множественнос тью наименований одного и того же вида. Это затрудняло знакомство с ним непосвященных.

Царь всех трав — мандрагора

«А кто хощет диавола видеть или еретика, и тот корень возьми и положи на престол, освятив его водой, и не замай 40 дней, и те дни пройдут, носи при себе — узришь водяных и воздушных демонов… а когда кто ранен или сечен — приложи к ране, в три дня заживет». Речь идет о легендарной мандрагоре, известной еще под названиями адамова голова, мужской корень, покрик, сонное зелье.

Корень «царя во всех травах» похож на редьку с причудливыми выростами. Он пользуется большим почетом на Западе. К нам весть о волшебной мандрагоре пришла из Европы. В русских сказаниях это растение главенствующего положения не получило. Привозная легенда проникла больше в письменные источники, чем в народные верованья.

В магические действия адамовой головы серьезно верили только охотники. В «великий четверток» полагалось окуривать мандрагорой охотничье снаряжение, после чего оно будто бы приобретало удачливость. Обыкновенно чародей вместо «царя во всех травах» давал простодушному суеверу что-нибудь другое, ведь мандрагора в пределах нашей страны найдена недавно. Из пяти видов, составляющих род мандрагор, три произрастают исключительно на Средиземноморском побережье, один в Гималаях и один недавно найден в горах Копет-Дага, в Туркмении. Кстати, последний оказался очень податливым, его можно выращивать в хозяйствах. За мандрагору часто принимали солодский корень — скополию корниолинскую, принадлежащую тоже к семейству масленовых, но входящую в другой род. Народные названия адамовой головы — черный осот, пупочник, шишкарник, щелобольник, пустосел, кукушкины сапожки.

В средневековье бытовало много рассказов о смертельном риске, которому подвергает себя корнеискатель, выкапывая мандрагору. Молва предписывала ему повернуться лицом к западу, очертить троекратно ножом место с заветным растением, привязать мандрагору к хвосту черной собаки и заставить ее выдернуть корень. От Ведьмочки с сайта bewitchit.com. При этом мандрагора якобы издавала страшный крик. Вот почему она названа еще трава–покрик. Если же вырывать ее самому, без собачки, — найдешь погибель. Выдумки о мандрагоре настолько нелепы, что не выдерживают никакой научной критики. Волшебства в этом растении не больше, чем в любом другом. Корень его содержит гиосциамин, скополамин и другие алкалоиды.

И прочие магические травы

В послании игумена Панфила псковскому наместнику (XVI) о сборе трав и корений сказано так: «Егда приходит великий праздник Рождества Предтечева, исходят огницы, мужие и жены чаровицы по лугам, и по болотам, и в пустыни, и в дубравы, ищущи смертные отравы и приворотные зелья». Вот в эту-то пору и ходили травознаи за орхилином, растущим на больших реках. Срывать орхилин полагалось через серебряную гривну (шейный обруч). Орхилин будто бы охранял от дурного глаза и порчи.

Трава-прикрыш называлась еще волкобой, омег, блекот, дегтярка, недоспелка, копеечный чистяк, овечье рунишко, черное зелье, одномесячник. По научному — борец шерстистоустый из семейства лютиковых. Цветет с половины июня до августа. Попадается в лесу, в «закустаренных лугах». Чародеями собиралась осенью в великоденский мясоед, употреблялась против свадебных наговоров. Делалось это так. Когда невесту везли в дом жениха, знахарь забегал вперед, клал траву-прикрыш под порог. Предупрежденная родными о проделке знахаря, невеста, входя в дом, должна была перепрыгнуть через порог, не наступив на траву. Ежели невеста этого не сделает, то наговоры злых людей «возымеют силу».

Еще более нелепа легенда о нечуй-ветре. Растет волшебная трава будто бы по берегам рек и озер. Собирают ее в глухозимье, под Васильев вечер. Причем найти нечуй-ветер могут лишь слепцы. Наступая на сказочную траву, слепцы якобы чувствуют, как она колет их слепые глаза. Если нашедший возьмет нечуй-ветер не руками, а ртом, он обретает способность останавливать ветер, а также ловить рыбу без неводов.

За рассказами о девяти волшебных травах стояли выдумки и о других растениях. Так о чертополохе говорили, что он отгоняет чертей, преследующих человека. Стоит только стать, где растет эта трава, и бросить в нечистых шишки чертополоха, как они отстанут. Если пригнуть чертополох к земле ветками, приговаривая: «Сгони червей с моей скотины — отпущу», — напасть со скотины сойдет. Считалось, что черви (в данном случае правильнее сказать — личинки мух) сродни темным силам.

Густой завесой суеверий окутано растение петров-крест. Известно, что произрастает оно в широколиственных лесах, но обнаружить его можно только во время цветения, в апреле-мае. Затем надземная часть — соцветие — отмирает.

Петров-крест живет за счет растения-хозяина — орешника или ольхи, паразитируя на их корнях. Его стебель расположен под землей, там он ветвится, образуя фигуры, напоминающие крест, что и дало происхождение видовому названию. Растение лишено зеленой окраски, вместо листьев имеет чешуи. Поверье напутствовало брать петров-крест «от еретика».

От Ведьмочки с сайта http://bewitchit.com. Пользуйтес н здоровье, ссылка на источник обязательна.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.